Бетонные декоративные колонны.

Символ Пятой республики

Франция, в прошлом крупная колониальная страна, имеет давние традиции проектирования и постройки колесных бронированных машин с артиллерийским вооружением, которые зачастую классифицируются как колесные танки. С довоенных лет они вписывались и в концепцию применения бронетанковой техники в метрополии в составе легких механизированных дивизий. Одна из старейших автомобильных фирм Франции «Панар», разработав в предвоенные годы удачный пушечный полноприводной бронеавтомобиль Panhard 178, создала и более совершенный проект AMR 201, который был реализован только после войны.

С 1954 года усовершенствованная машина под названием Panhard EBR (Engin Blindé de Reconnaissance — бронированная разведывательная машина) пошла в серийное производство. Это был полноприводной четырехосный броневик с массой около 13 тонн, вооруженный 75-мм или 90-мм орудием в любимой французами качающейся башне и 3–4 пулеметами винтовочного калибра. Интересными особенностями «Панара» стали два средних подъемных моста с цельнометаллическими колесами, а также схема «тяни-толкай» — два поста управления, благодаря которым бронеавтомобиль мог равноценно двигаться в любую сторону. Экипаж составлял четыре человека — командир, заряжающий и два механика-водителя.

До начала 70-х голов было выпущено порядка 1200 «Панаров» EBR, ставших на долгое время основными бронеавтомобилями французской армии, а также поставлявшихся на экспорт. Наиболее значимым военным конфликтом для них стала война за независимость Алжира. Интересный факт — именно «Панар» со снятой башней выступил в роли катафалка на церемонии похорон президента Франции генерала де Голля.

Но давайте мы вспомним историю Франции и этого броневика подробнее

Создать и… потерять


Бурные ветры, терзавшие Францию в ХХ веке, не оставили в стороне и выдающегося французского конструктора бронемашин Луи Делягарда. Он работал нафирме Panhard-Levassor, которая с 1923 года участвовала в обширной программе развития бронеавтомобильной техники, принятой вооруженными силами Франции. Месье Делягард предложил военным отказаться от автомобильного шасси в пользу несущего бронекорпуса. А когда в начале 1939 года командование бронетанковых войск Франции объявило среди заводов конкурс на создание automitrailleuse puissante (мощного броневика), фирма Panhard представила восьмиколесную машину принципиально новой компоновки. Две ее средние оси использовались только в условиях бездорожья, для повышения проходимости на пересеченной местности. Они имели цельнометаллические колеса-барабаны с грунтозацепами, опускавшиеся на землю с помощью гидропривода. То есть при езде по дорогам машина опиралась только на колеса внешних осей, обутые в пневматики. Обе внешние оси были к тому же и управляемыми. В кормовой части броневика располагалось моторно-трансмиссионное отделение, в центре – боевое отделение с 25мм пушкой, а спереди – отделение управления. Экипаж машины – два человека. В сентябре 1939 года броневик Panhard 201 был готов. Его показали военному министру, который, потребовав вооружить его более мощной пушкой, 1 мая 1940 года выдал фирме PanhardLevassor заказ на 600 таких машин. А 10 мая танковые части немцев обошли оборонительную линию Мажино и вторглись на территорию Франции. Броневик решено было немедленно спрятать в колониях. Под покровом ночи его погрузили на пароход и отправили в Марокко. Там перспективную технику замуровали в тайнике, чтобы извлечь сразу после окончания войны. Но произошло нечто невероятное – машина была… потеряна.

 

 

А между тем Францию ждали эпохальные события. Здесь и позорное соглашательство правительства Виши, и беззаветная отвага героев Сопротивления, и триумф победителя де Голля, прошагавшего впереди своих войск по освобожденным Елисейским Полям. Кстати, в характеристике выпускника военной академии Сен-Сир младшего лейтенанта Шарля де Голля значилось: «Отличается средними данными во всех отношениях, кроме роста». Между тем полковник де Голль стал едва ли не первым, кто предложил тактику массированных бронетанковых ударов. А поскольку его никто так и не послушал, он на свой страх и риск применил эту тактику против танковых клиньев Гудериана. Конечно, французской армии в 1940-м это мало помогло (тогда она готова была прятаться сама, прятать технику, но не воевать), но уже в 1944-м в Париже во главе новой, вооруженной американскими танками и бронемашинами, армии генерал де Голль воспринимался уже как фигура совсем другого калибра.

 

 

 

Тяни-толкай

 

Когда в сентябре 1949 года Panhard приступил к разработке нового бронеавтомобиля модели 212 или EBR (Engin Blinde de Reconnaissance, разведывательный броневик), за основу приняли схему того самого Panhard 20, потерянного в Марокко. Но это не было слепым копированием. За годы войны идея машины в голове у Делягарда, что называется, выкристаллизовалась. Он сделал ее длиннее и шире, а передняя и задняя части бронекорпуса, сваренного из 15-мм стали, теперь были совершенно идентичными (что существенно удешевляло производство). Лобовые листы брони располагались под двойным углом, образуя трехскатную форму, известную среди специалистов как «щучий нос». Завершался он «челюстью» толщиной 40 мм. В силу своих размеров эта деталь могла защитить разве что пятки механика-водителя, но ее назначение было иным – в качестве силового элемента «челюсть» связывала воедино части бронекорпуса.

 

 

Характерная деталь – в плане бронекорпус получился симметричным не только относительно продольной, но и поперечной оси. В обеих клиновидных секциях корпуса располагался свой пост управления. Таким образом, машина могла уходить из-под обстрела, не разворачиваясь. Причем конструкционные особенности трансмиссии позволяли бронированному «тяни-толкаю» ретироваться на той же скорости, на какой он двигался вперед.

 

 

 

Двигатель, трансмиссия, ходовая…

 

Силовой агрегат машины передвинули в центр корпуса, под башню. А поскольку не каждый двигатель поместился бы в столь ограниченном пространстве, был спроектирован 12-цилиндровый шестилитровый горизонтальнооппозитный (высота блока составила всего 228 мм) мотор Panhard 12H 6000S (200 л.с. при 3700 об/мин). За основу в нем взяли блоки и цилиндропоршневую группу двухцилиндрового двухтактного движка малолитражки Panhard Dyna (верхние клапаны и воздушное охлаждение). Крутящий момент от двигателя через компактное многодисковое сцепление поступал на коробку передач 4F4Rx4. Точнее, это были две коробки, объединенные в один узел по несоосной схеме. Причем вторая одновременно служила и раздаточной коробкой с механизмом реверса для изменения направления движения, и блокирующимся межбортовым дифференциалом.

Как известно, бортовая схема трансмиссии хороша тем, что не допускает пробуксовки колес одного борта. Из-за этого существенно повышается проходимость машины. В такой схеме позволительно обойтись единственным дифференциалом. Однако КПД бортовой трансмиссии невысок из-за многочисленных угловых передач и огромного числа зубчатых пар. Например, в Panhard EBR направление передачи крутящего момента первый раз менялось на 90 градусов на выходном валу первой коробки передач, затем – при раздаче момента по валам, ведущим вдоль бортов бронекорпуса к передним и задним колесам, и, наконец, еще раз уже непосредственно для привода колес. Причем каждое из них имело бортовой трехступенчатый редуктор, встроенный в литой рычаг подвески. Статический дорожный просвет машины – 406 мм (как и у грузовика Unimog). А чтобы облегчить управление машиной в поворотах, на валах, ведущих к передним колесам, установили муфты свободного хода.

При схеме 8х8 на шоссе Panhard EBR передвигался, опираясь только на колеса внешних осей (они были обуты в шины 14.00х24). Что же касается колес двух внутренних осей (алюминиевые со стальными бандажами и зубчатыми грунтозацепами), то они опускались только на бездорожье, когда требовалось уменьшить удельное давление на грунт (таким образом оно доводилось до 0,7 кг/см2, что меньше, чем у танка Т-34) и обеспечить дополнительную тяговую силу. Рычажный механизм с гидропневматическим приводом выполнял одновременно и роль упругого элемента подвески средних осей. Колеса же передней и задней осей были подвешены на концентрических пружинах.

 

 

 

День независимости

 

Новый броневик стал главной сенсацией парада, проводимого на Елисейских Полях 14 июля 1950 года в честь Дня Независимости. Франция могла гордиться – впервые за послевоенное время на вооружение армии поступала колесная бронированная машина собственной разработки. В общем, несмотря на то что в условиях крупного конфликта с массированным применением сторонами бронетехники Panhard EBR оказался бы малоэффективен (что такое броня в 15 мм, пусть и под углом в 60 градусов?), для того, что в генштабе французских вооруженных сил называли Theatre d’Operation d’Outre-Mer (заморским театром военных действий), броневик подходил как нельзя лучше. В Африке ему приходилось противостоять разве что вчерашним феллахам, в головы которых вместе с сахарским харматаном «надуло» бунтарские идеи. А поскольку явную нехватку оружия партизаны компенсировали внезапностью и быстротой, в борьбе с ними определяющими становились скорость, дальность хода и маневренность. И в этом плане Panhard EBR обладал всеми нужными качествами. Например, максимальная скоростью движения по шоссе была 105 км/ч, а запас хода составлял 725 км. При боевой массе 13,5 т броневик расходовал всего 55 л/100 км (при езде по дорогам, чтобы исключить рыскание, у машины блокировался рулевой механизм задних колес). Кстати, может показаться, что столь габаритная (длина по корпусу – 5,54 м) машина была неповоротлива. Отнюдь, благодаря четырем управляемым колесам радиус поворота составлял всего 6 м. А благодаря немалой базе броневик с ходу мог брать траншеи длиной до 2 м! Что, согласитесь, не хуже любого танка

 

 

 

Наган на колесах

В условиях запыленности и африканской жары сложная конструкция Panhard EBR показала себя надежной и неприхотливой. И это при том, что для ремонта двигателя нужно было демонтировать…башню! Кстати, о последней стоит, наверное, поговорить особо. Она не менее примечательна, чем трансмиссия Panhard EBR. Для машины использовали уже готовую башню от легкого танка AMX-13 с 75-мм пушкой и спаренным с ней 7,5-мм пулеметом (еще два пулемета устанавливались в корпусе машины). Это существенно облегчило обслуживание и снабжение боеприпасами в войсках. Используемая башня была так называемого качающегося типа и состояла из двух частей. Верхняя опиралась на нижнюю на цапфах и могла отклоняться на небольшой угол в вертикальной плоскости. Пушка устанавливалась в верхнюю часть башни жестко, без «маски». Благодаря этому впервые в истории французы применили механизм автоматического заряжания пушки. Это чем-то напоминало гигантский наган: снаряды подавались из двух барабанов, по шесть зарядов в каждом. Как следствие, экипаж «похудел» на одного человека. Наводка пушки в горизонтальной плоскости осуществлялась вращением всей башни целиком.

 

 

Двумя вариантами башен: FL-10 с пушкой SA50 и FL-11 с длинноствольной 75-мм пушкой SA49. В 1963 году в башню FL-11 установили орудие CN-90F2 калибра 90 мм. Оперенные кумулятивные снаряды этой пушки могли пробивать броню до 320 мм (такой в те годы не было у большинства танков)! В боекомплекте находилось 44 снаряда. Машину в этой связи переименовали в EBR-90. На основе Panhard EBR также выпускали бронетранспортер EBR ETT и санитарный бронеавтомобиль. Всего с 1951 по 1960 год было построено около 1200 броневиков.

 

 

Расставание с прошлым

Panhard EBR стал одним из главных инструментов в самом остром из споров, терзавших послевоенную Францию, – колониальном (горячие головы в министерстве обороны продолжали грезить республикой «от Дюнкерка до Таманрассета»). А хорошим поводом напомнить, «у кого пушки толще», послужил пробег, организованный в январе 1958 года для испытания новых радиальных шинMichelin серии X конструкции Мариуса Миньоля. На трех броневиках EBR-75 стальные бандажи заменили перспективными пневматиками. Конвой в составе шести EBR, 16 Dodge WC63 6х6, пяти грузовиков Berliet из 1-го бронедивизиона Иностранного легиона прошел 6400 км из Константина, вдоль сухого русла Таманрассет (у границы с Нигером) и назад через Эль-Голеа и плато Ахаггар.

В это время в Алжире уже вовсю шла национально-освободительная война. За спиной алжирских мусульман стояли американцы, намереваясь использовать обострение отношений Франции с арабами для укрепления своих позиций в регионе. Американцы тайно поддерживали бунтовщиков оружием. Попутно янки убеждали французов в том, что их главный враг – СССР. Цель интриг была ясна – им требовалось удержать Францию в блоке НАТО. А между тем вышеупомянутый генерал де Голль называл его  не иначе как «военной вавилонской башней».

 

 

 

День шакала

В декабре 1958 года де Голль стал президентом Пятой республики. Ему предстояло распутать алжирский клубок. Причем Алжир не был просто колонией, как Тунис и Марокко, чью независимость Франция признала в 1956м. Примерно десятую часть населения Алжира составляли французы, родившиеся и выросшие в этой африканской стране и считавшие ее неотъемлемой частью Франции. Эта проблема едва не стоила президенту жизни… В апреле 1960 года генералы подняли мятеж против своего президента. В Елисейском дворце даже не исключали возможности воздушного десанта из Алжира. Затем на де Голля было организовано несколько покушений, одно из которых и легло в основу остросюжетного романа Фредерика Форсайта «День шакала». В критический момент де Голль появился на телеэкране в генеральском мундире, показывая тем самым, что готов действовать решительно и даже авторитарно. Ну что тут скажешь, в том, что алжирский «узел» в конце концов был «разрублен» (тогда же был начат диалог с СССР), заслуга генерала де Голля. А в 1966 году Франция окончательно вышла из НАТО. И этот шаг де Голль в свое время назвал «последней битвой в своей жизни».

P.S. Шарль де Голль умер, не дожив всего 13 дней до своего 80-летия. На кладбище Коломбэ-лэ-Дез-Эглиз 12 ноября 1970 года тело великого француза вез французский же броневик Panhard EBR. На месте башни у траурной машины стоял затянутый государственным флагом гроб…

 

 

СОВЕТСКИЙ АНАЛОГ

 

В 50-е годы прошлого века эксперименты по созданию боевых машин с комбинированной ходовой частью достигли своего пика. Через это «увлечение» прошла и армия СССР. С 1958-го по 1965-й специалисты Военной академии бронетанковых войск совместно с Рубцовским машиностроительным заводом и кафедрой гусеничных машин МВТУ им. Баумана разработали, построили и испытали опытный образец колесно-гусеничной бронированной плавающей машины (КГБМ, или «Объект 19»). По дорогам машина передвигалась на четырех колесах большого диаметра, «обутых» в шины с системой регулировки давления воздуха. Обе пары колес имели управление и независимую подвеску с газогидравлическими амортизаторами.

 

 

На бездорожье в дело вступали небольшие гусеницы, размещенные в базе машины. Гусеницы опускались гидравликой и в движении. На плаву подвижность обеспечивали два водомета. Основное вооружение находилось в башне и состояло из 73-мм пушки, спаренного с ней 7,62-мм пулемета и противотанкового ракетного комплекса. А теперь о грустном… Одна из легенд бронницкого полигона гласит, что офицеры, встречавшие трейлер с «КГБ-машиной», впали в пессимизм от одного ее вида и предложили… не разгружать. И действительно, тестирование выявило множество претензий к «объекту»: от недостаточной управляемости и проблем с распределением мощности до тесноты десантного отделения. В результате на вооружение пошла гусеничная БМП-1, а «Объект-19» вместе с другими не менее экзотическими конструкциями оказался в Музее бронетанковой техники в Кубинке.

Символ Пятой республики
голосов: 5, средний рейтинг: 5.00



Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Top