Отряд 731: лаборатории смерти

Еще в 2013 году в СМИ были сообщения о том, что Сеул советуовал Японии переосмыслить проблему «Отряда 731″, потом мы с вами пробовали подробно обсудить почему японцев ненавидят в соседних азиатских странах. Давайте вспомним еще некоторую информацию про события тех времен.

В 1928 г. капитан медицинской службы японской армии Сиро Исии в научно-ознакомительных целях отправился в поездку по странам Европы, Азии и Северной Америки. Вернувшись в Японию спустя полтора года, в докладе для военного министерства он подчеркивал, что пришло время обзавестись дешевым и одновременно мощным средством ведения войны. Капитан убедил военное ведомство сосредоточиться на идее наступательного бактериологического оружия.

Потом, когда в 1945 военное командование США получило уникальные материалы о бактериологическом оружии японцев,  Сиро Исии избежал суда за совершенные ими злодеяния. Американцы заявили, что «место пребывания руководства отряда № 731, в том числе и Исии, неизвестно и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований».

Вот эта история подробнее…


У истоков «Маньчжурского отряда 731» стоял Сиро Исии, член созданного в 1933 г. «отряда Камо». Он же являлся идейным вдохновителем отряда и его руководителем с 1936 г.

 

Генерал-лейтенант медицинской службы Сиро Исии, supotnitskiy.ru

 

В 1938 г. южнее Харбина (Маньчжурия), возле поселка Пинфань, развернулось строительство базы «отряда Камо». На следующий год был возведен комплекс Главного управления по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии, включавший — помимо жилых помещений, исследовательских лабораторий и учебного центра — электростанцию, тюрьму, аэродром и железную дорогу. Местом размещения отряда территория Китая стала не случайно. Так соблюдались условия секретности работы отряда, была возможность обезопасить японское население в случае утечки биологических веществ, а также имелся доступ к источникам материала для биологических испытаний.

Для того чтобы расчистить площадку под строительство на 40кв.м, были сожжены 300 китайских крестьянских домов. В собственности данного отряда было авиационное подразделение, истребителям которого было приказано сбивать любой летательный аппарат, пролетавший над территорией. Секретность была настолько высока, что постройка официально называлась «Главным управлением по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии».

Вся территория была окружена рвом и забором с колючей проволокой под током. Так же на данной территории располагались: аэродром, электростанция, железнодорожная ветка, жилые помещения, помещения учебного центра, тюрьма на 100 человек, многочисленные лаборатории, стадион и даже синтоистский храм. Строительство заняло больше года.

Структура отряда 731 и их задачи.
1-й отдел:
Группа Касахары — исследование вирусов;
Группа Танаки — исследование насекомых;
Группа Ёсимуры — исследование обморожения (исследование проводилось и на маленьких детей), опыты с ядовитыми газами
Группа Такахаси — исследование чумы;
Группа Эдзимы  — исследование дизентерии;
Группа Ооты — исследование сибирской язвы;
Группа Минато — исследование холеры;
Группа Окамото — исследование патогенеза;
Группа Исикавы — исследование патогенеза;
Группа Утими — исследование сыворотки крови;
Группа Танабэ — исследование тифа;
Группа Футаки — исследование туберкулёза;
Группа Кусами — фармакологические исследования;
Группа Ногути — исследование риккетсий;

Группа Ариты — рентгеновская съёмка;

 

Отряд 731 сосредоточился на выращивании и изучении бактерий различных смертельных инфекций — чумы, холеры, газовой гангрены, тифа и иных. Созданное биологическое оружие проходило проверку на полигоне, который располагался неподалеку, возле железнодорожной станции Аньда. 3-й отдел отряда производил фильтры для воды и, по сути, единственный соответствовал названию управления — он действительно занимался проблемами водоснабжения. Правда, помимо этого в его мастерских изготавливались корпуса авиационных снарядов.

Схема комплекса отряда 731, supotnitskiy.ru

 

Четыре филиала отряда действовали вдоль границы с Советским Союзом. 20 оперативных исследовательских групп работали каждая в своем направлении — исследовали вирусы, сыворотки крови, растения, изготовляли бактерии и керамические бомбы, изучали возбудителей различных инфекционных болезней и т. д. Всего отряд насчитывал примерно 2 600 сотрудников, значительную часть которых составляли ученые и медики.

Специальная группа 1-го отдела отряда 731 ведала тюрьмой и ее заключенными. Занималась спецгруппа «бревнами».

 

Без права на имя

«Бревнами» называли пленных. Среди них большинство составляли китайцы, однако были и русские, монголы, корейцы — попавшие в плен солдаты и схваченные на улицах мирные жители. Среди пленников были даже дети.

Пленные китайцы в отряде 731, istpravda.ru

 

Из здания жандармерии в Харбине пленники прибывали на территорию отряда, где помещались во внутреннюю тюрьму. В течение нескольких дней «бревнам» обеспечивали трехразовое качественное питание, их избавляли от физической работы, обращались достаточно бережно. Правда, попав в тюрьму отряда, люди лишались имен — им присваивались порядковые номера. Когда физическое состояние человека восстанавливалось, для него начинался настоящий ад.

«Бревнам» прививали бактерии чумы, дизентерии, холеры и других инфекционных заболеваний. Исследователи наблюдали за ходом болезни. Иногда зараженного человека запускали в общую камеру и смотрели, как болезнь будет распространяться. Иногда подопытного активно лечили, чтобы затем использовать его внутренние органы для экспериментов, а из выкачанной крови изготовить сыворотку.

На «бревнах» проводили опыты по обморожению. На них проверяли действие отравляющих газов. Подопытных вскрывали заживо и наблюдали за изменением внутренних органов в ходе болезни. По нескольку дней в «бревнах» поддерживали жизнь, чтобы зафиксировать весь процесс. В ходе опытов выяснилось, что организм человека на 78% состоит из воды — после полного высушивания в разогретой комнате масса его тела составляла 22% от исходной.

На полигоне возле станции Аньда испытывались возможности создаваемых в отряде бактериологических снарядов. Без «бревен» было не обойтись. «Исследователи» наблюдали за привязанными к столбам людьми. За какое время до них доберутся распыляемые чумные блохи? Под каким углом впиваются в тело осколки взорванных снарядов? С какой скоростью развивается газовая гангрена в пораженных взрывом органах?

За годы существования отряда здесь погибло, по разным данным, от трех до десяти тысяч человек.

В начале июня 1945 г. произошло событие, известное как бунт «бревен». Два русских пленника смогли обезвредить охрану, забрать ключи от камер и освободить узников. Правда, коридор тюрьмы был вовремя заперт охранниками, и бежать заключенные не могли. Зачинщиков бунта расстреляли, а по соединявшей камеры вентиляционной системе пустили цианистый водород. Все узники мучительно погибли.

Подобные зверства, правда, в отношении животных, практиковались так же в отряде № 100, созданном в 1935 г. близ города Чанчунь (Маньчжурия). «Управление противоэпизоотической защиты конского поголовья Квантунской армии» — так звучало полное название — должно было разрабатывать вакцины и исследовать инфекции, которым подвержены животные. Позже задачи изменились — отряд изучал способы заражения растений и скота болезнетворными бактериями.

 

 

Практическая бактериология

Отряд 731 работал по трем направлениям — получение штаммов бактерий максимально высокой вирулентности, сохранение свойств имеющихся возбудителей, а также разработка технических средств и снарядов для распределения бактерий по местности.

Сиро Исии изначально сосредоточился на возбудителях чумы. Находясь в Европе, он обратил внимание на то, что эти бактерии там не рассматривались в качестве возможного оружия, что объяснялось вошедшим в плоть и кровь европейцев страхом перед болезнью. Поскольку чумные бактерии в Европе не исследуются, у европейских стран не может быть надежных способов защиты от этого заболевания, решил Исии. Для создания более сильных штаммов изготавливалась сыворотка из крови уничтоженных в ходе опытов «бревен». К 1945 г. производимый штамм бактерий чумы по силе превосходил исходный примерно в 60 раз.

Для сохранения свойств бактерий была создана технология высушивания — перед применением их надо было развести водой. Исии считал, что для максимальной эффективности следует распространять бактерии вместе с их носителями — крысами и блохами. Однако насекомые погибали как в разреженной атмосфере на большой высоте, так и при взрыве снаряда. Требовались какие-то новые устройства.

Авиабомбы отряда 731 прошли путь от несложных модификаций уже известных снарядов до собственных разработок. Керамическая бомба «системы Удзи», во внутренний контейнер которой помещались блохи, нашла наибольшее применение. Усовершенствованная модель бомбы «системы Удзи тип 50» обладала двойной системой взрывателей, что обеспечивало ее результативность. Начинкой такого снаряда служила бактериальная жидкость. Плюсом бомб был тот факт, что керамическая оболочка при взрыве разлеталась на мелкие осколки, и в районе поражения не оставалось признаков применения этого оружия.

 

Бактериологические бомбы Исии. Реконструкция.supotnitskiy.ru

 

В 1944 г. была создана бомба модели «мать и дочь». Две бомбы связывались между собой при помощи радиосигналов. Когда крупногабаритная «мать» достигала земли, «дочь» еще находилась в полете. При взрыве первой бомбы радиосигналы обрывались, и это провоцировало детонацию мелкого дочернего снаряда. Комбинация наземного и воздушного взрывов гарантировала эффективное заражение местности.

Помимо этого, в отряде испытали шрапнельную бомбу, начиненную мелкими элементами, которые обмазывались бактериальной жидкостью; плавучие бутылки, предназначенные для отравления водоемов; метательные снаряды, внутри которых находились зараженные крысы и насекомые. Шел поиск пригодных для диверсионных операций отравляющих веществ. Например, вплоть до конца 1944 г. «исследователи» пытались получить концентрированный яд рыбы фугу, известный своим отравляющим действием на организм человека.

Осенью 1941 г. в Центральный Китай отправилась экспедиция. В ее задачу входило распыление чумных блох в определенном регионе. Пролетая над городом Чандэ, японский самолет сбросил с борта зерна, клочки ваты и прочий мусор, в котором кишели блохи. Зерна должны были привлечь крыс, которые тоже подхватили бы заразу. Результат этой операции — шестеро заболевших чумой жителей. Они скончались в течение 10—20 дней после авианалета. Так был опробован «японский метод» распространения чумных насекомых. Суть метода состояла в том, что самолеты сбрасывают снаряды с блохами над населенным пунктом, а затем целый день бомбят его, чтобы вынудить жителей укрыться в бомбоубежищах. Когда же люди выбираются наружу, блохи успевают расползтись по городу и остаются незамеченными.

Материалы Хабаровского суда 1949 г. содержат три случая, когда бактериологическое оружие применялось против Китая. В 1940 г. в городе Нинбо 98 человек умерли от чумы. Доказано, что спровоцировавших ее блох доставили члены отряда 731. Вторым эпизодом стала вспышка чумы в Чандэ. Наконец, в июле 1942 г. состоялась диверсионная операция в Центральном Китае.

Диверсионные работы у границ СССР проводил отряд 100, попутно собирая данные о количестве скота, состоянии пастбищ и т. д. Эти сведения могли пригодиться в случае войны с Советским Союзом.

 

 

Финал чумной фабрики

Считая, что конфликта с СССР не избежать, Исии приказал в мае 1945 г. нарастить темпы производства бактерий. Время опытов закончивалось, настал черед настоящей войны. 4-й отдел, занимавшийся производством бактерий, перешел на круглосуточный режим работы. Требовалось довести количество крыс до трех миллионов, вырастить около 300 кг чумных блох (примерно миллиард насекомых). К лету 1945 г. биологический арсенал отряда составлял 100 кг возбудителей чумы, а также значительное количество иных болезнетворных бактерий. В Харбине военные отлавливали грызунов, предполагая, что эта активность создаст видимость подготовки к бактериологической войне, насторожит советскую разведку и отложит начало военных действий.

 

Центральное здание комплекса «отряда 731», supotnitskiy.ru

 

Однако в августе 1945 г. наступление советских войск изменило планы японского военного командования. Отряд 731 получил приказ «действовать по собственному усмотрению» — и он приступил к эвакуации. Деятельность отряда требовалось сохранить в тайне. Исии приказал уничтожить находившихся в тюрьме подопытных, взорвать все здания, а служащим филиалов и их семьям велел покончить с собой. И если за жизнь вольнонаемных служащих вступились другие главы отряда, уверяя, что видных исследователей и ученых лучше все же вывезти в Японию, то заключенные были обречены.

На момент эвакуации в тюрьме находилось 40 «бревен». 11 августа во второй раз через вентиляционную систему газ проник в камеры. После этого сотрудники отряда забросили через решетки сосуды с синильной кислотой. Заключенных, которые еще бились в агонии, расстреливали. Дальше их отволокли к подготовленной во дворе большой яме, трупы облили бензином и подожгли. Тела горели плохо, поэтому их просто забросали землей, из-под которой виднелись ноги и руки убитых. О какой секретности происходившего здесь могла идти речь? Прозвучал приказ выкопать тела и сжечь их полностью. Затем личный состав отряда, вольнонаемные служащие и члены их семей сели на поезда и отбыли в Харбин, а оттуда переправились в Японию.

 

Керамические бомбы «системы Удзи», обнаруженные в руинах комплекса отряда 731, supotnitskiy.ru

 

Все препараты, документы и прочие свидетельства работы отряда, казалось, были уничтожены. Однако самые важные данные вывезли при эвакуации руководители отряда. Эти документы пригодились им, когда Исии и руководивший отрядом в 1942—1945 гг. Китано оказались в плену. Военное командование США получило уникальные материалы о бактериологическом оружии японцев, а Сиро Исии и Масадзи Китано избежали суда за совершенные ими злодеяния. Американцы заявили, что «место пребывания руководства отряда № 731, в том числе и Исии, неизвестно и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований».

 

Некоторые сотрудники отряда 731 на Хабаровском процессе, istpravda.ru

 

Подсудимый генерал Ямади Отозоо, бывший главнокомандующий Квантунской армии, произносит последнее слово на Хабаровском процессе (судебный процесс над японскими военными преступниками, виновными в подготовке и применении бактериологического оружия.)

 

В отличие от Первой мировой войны, подытоженной победителями без малого втихаря в лесу под Парижем, Вторая завершилась исторически громко: показательными и обширными судебными процессами – международными военными трибуналами над теми, кто был в полной мере ответственен за ее развязывание и жертвы.

Первый, наиболее знаменитый (по крайней мере для поколений за сорок), над гитлеровской верхушкой, заседал в немецком городе Нюрнберг с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946-го. Чуть менее года. Набитый под завязку и корреспондентами от всего и всея, кто всякодневно рассказывал о нем на весь мир. Второй, Токийский, над японской военно-политической властью прошел с 3 мая 1946-го по 12 ноября 1948-го, растянувшись на два года, и в относительной тиши. Журналистов хватало, но чрезвычайного интереса не выявилось – планета уже вовсю занялась восстановлением.

Оба они по сей день не так уж и забыты. В Германии и Японии особенно. Правда, явно с разным отношением. Для немецкой нации, с ее былыми вековыми взлетами в науке, философии, в искусствах и ремеслах, грянувший Нюрнбергский процесс остался очень тяжелым, а все же полезным уроком. В Японии, лишь слегка изменившей свой флаг – от солнца не расходятся больше лучи (на всю Великую Азию!), широкого общественного внимания привлекать не любят. Токийский процесс, Сан-Францисский мирный договор и потеря Курильских островов – «не сыпьте соль на раны!»

Но был и третий, который за рубежом давным-давно стараются как бы не замечать, да вот и у нас голоса точно притомились: Хабаровский процесс. Он прошел с 25 по 30 декабря 1949 г. над японскими военнослужащими, обвиненными в подготовке и применении бактериологического оружия.

Его выделили из Токийского в самостоятельный по самому настойчивому требованию советского руководства. И потому, что бактериологическое оружие было применено против нас. Начиная с 1939 года с боев на Халхин-Голе не единожды. Как и против Китая, Монголии. И потому что Советский Союз к этому часу, вынеся основную тяжесть Второй мировой, поднялся до столь убедительно великой державы, что с его мнением посчитались. И по еще одной, сугубо важной именно для нас причине – под суд пошло прежде всего командование Квантунской армии, порождения Русско-японской войны 1904–1905 годов, долговременно, с начала тридцатых, нацеленной против нашей страны. Кстати, ее главнокомандующий Ямада Отозоо – участник Русско-японской войны. Историческое завершение судьбы!

На Нюрнбергском процессе 12 человек были приговорены к смертной казни и 7 – к различным срокам, включая пожизненный. Германия приняла приговор молча, как должное. На Токийском – на эшафот отправили 7 человек, включая двух бывших премьер-министров, 16 получили пожизненный и двое длительные сроки. Японское руководство выразило глубокую благодарность союзным державам, США и Англии в частности, за проявление гуманности. Ожидали, видать, худшего. Но особенно, думается, за то, что те не стали привлекать ни к какой ответственности первейшего по должности японского военного преступника – императора Хирохито, который подписывал преступные указы, стоившие самой Японии и другим странам, а более всех Китаю, многомиллионных жертв.

На Хабаровском процессе только 4 человека получили высшую меру – по двадцать пят лет исправительно-трудового лагеря. Остальные обвиняемые, еще 8 человек, различные сроки – от двадцати до двух лет.

Перед Хабаровским судом в 1949 г. предстали 10 военнослужащих отрядов 100 и 731, а также главнокомандующий Квантунской армии Отодзо Ямада и начальник санитарного управления Рюдзи Кадзицука, осуществлявшие высшее руководство деятельностью этих формирований. Все обвиняемые, приговоренные к срокам заключения в исправительно-трудовых лагерях, уже в 1956 г. вернулись домой. К смертной казни никто не был приговорён, так как смертная казнь в СССР была отменена указом Президиума ВС от 26.05.1947. .

Если бы заседание Хабаровского трибунала не закончилось в самые последние декабрьские дни, – а затянуть суд ничего не стоило, – высшая мера стала бы расстрелом, восстановленным в СССР с января 1950 года. Пожалели. Советская бесспорная и совершенно очевидная гуманность никак не была отмечена японской стороной. Как и то, что ни один из «двадцатипятигодковых» не отсидел свой срок до законного конца – все были амнистированы и досрочно возвращены на родину.

 

Сиро Исии

 

«Самое удивительно, что многие из тех, кто резал, издевался и препарировал живых людей, стали в послевоенной Японии деканами университетов, медучилищ, академиками, бизнесменами. Принц Такеда, инспектировавший спецотряд, не понес никакого наказания. Он возглавил японский Олимпийский комитет в преддверии Игр 1964 года. А сам Сиро Исии, злой гений «отряда 731», безбедно жил в Японии и умер лишь в 1959 году.»

 

источники

    1. Моримура, С. Кухня дьявола. Правда об «отряде 731» японской армии / СэйитиМоримура ; перевод с японского С. В. Неверова. — Москва, 1983.
  • Супотницкий, М. В. Очерки истории чумы. Очерк XXXIV. Чума от дьявола в Китае (1933—1945) / Михаил Супотницкий, Надежда Супотницкая. supotnitskiy.ru
  • Барышев, В. Хабаровский судебный процесс над японскими военными преступниками (к 60-летию события) / Владимир Барышев. evolutio.info/
Отряд 731: лаборатории смерти
голосов: 4, средний рейтинг: 5.00



Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Top